Донецкий городской благотворительный фонд «Доброта» работает с 1998 года. Всё это время фонд прилагает максимум усилий, чтобы объединить неравнодушных людей для помощи тем, кто в этом нуждается: учреждениям здравоохранения, школам-интернатам и детским садам, приютам и центрам для беженцев, инвалидам и малоимущим семьям с детьми, волонтёрским группам.

Пожертвовать онлайн

 

Сделать добро можно быстро и просто. Мы принимаем онлайн-пожертвования, которые будут превращены в добрые дела.

Выберите платёжную систему

 

Причащение-приобщение к теории и технологиям фандрейзинга

 

Директор ДГБФ «Доброта», к.м.н. Рогалин Я.Ф.

«Любить фандрейзинг в себе,
а не себя в фандрейзинге»
(Из этического кодекса ДГБФ «Доброта»)

В предыдущем номере журнала описана моя евхаристия к практике фандрейзинга, которая, полагаю, является если не типичной, то довольно естественной. Недовольство результатами настоятельно понуждало искать помощи в теории (что может быть практичнее хорошей теории?). Тем более, что по-настоящему успешных примеров такого рода деятельности, достойных подражания, я не видел, но подозревал, что они есть или были. Вспомним хотя бы величайшего фандрейзера всех времен и народов — церковь абсолютно любой конфессии. Фандрейзинг ее поражает масштабами результатов — храмы, целые города и даже маленькие государства построены на более-менее добровольные пожертвования!

Я, конечно, имел опыт самообразования в медицине, а затем и в бизнесе, и хорошо знал, что даже небольшими способностями можно блистать, если хорошенько натереть их об образование. Однако, в случае с фандрейзингом это оказалось не так-то просто. Старина Аристотель не даром предупреждал, что познание начинается с удивления. Удивительно, но факт — в общедоступной сети библиотек и книжных магазинов какой-либо литературы по фандрейзингу напрочь не было (и, к слову сказать, нет до сих пор). Единственными оазисами знаний по этой дисциплине оказались ресурсные центры Третьего сектора, в библиотеках которых нашлось некоторое количество литературы об этом.

Это, действительно, уже признанная отрасль знаний, о ней написаны немало многостраничных руководств. Во многих цивилизованных странах есть и одноименная специальность, и даже гильдии фандрейзеров-профессионалов с соответствующей атрибутикой (этический кодекс, съезды и т.п.)

У меня не было своего Вергилия, который был бы проводником в кругах познания фандрейзинга, поэтому читал я все, что оказалось доступным на эту тему: статьи из специализированных журналов, брошюры, написанные в стиле «Мои первые книжки» на бумажных носителях и в электронном виде. Публикации по большей части дурно переведенных (а может быть виноват не переводчик?) иностранцев и эпигономорфных опусов соотечественников не удовлетворяли. Сделал запросы к мастодонтам Третьего сектора СНГ и авторитетным международным филантропическим организациям, получил от них соответствующую литературу и снова читал. Настойчивый библиографический поиск и штудирование продолжается до сих пор. Т.о. «открылась бездна звезд полна; звездам числа нет, бездне — дна». Хотя все реже в процессе очередного экзерсиса обходится без deja vu, что также неудивительно, поскольку пишут и печатаются в Третьем секторе все, кому не лень да еще в пропорции: на одну прочитанную страницу — три написанных. Такая цепная реакция публикаций способна заболтать любую тему. К тому же едва ли не все они сугубо (до примитивности) прикладные. Как врач обязан предостеречь профанов от пользования рецептурными справочниками — есть риск отравиться из-за опечатки.

Дело в том, что прилежное перечисление способов и приемов привлечения ресурсов, добрые советы типа «Горячая десятка инструментов фандрейзинга» с длинными (и часто путаными) комментариями могут оказаться полезными только при освоении фундаментальных положений этого самого фандрейзинга. А вот об этом как раз ни слова. Но ведь «чтобы что-то понять, надо уже что-то понимать».

Принципиально важно рассмотреть принципы фандрейзинга (прошу прощения за тавтологию), т.е. его глубокое понимание. Нетерпеливому неофиту этой науки и искусства «как на грошик купить пятачков» следует утешиться сентенцией К.Гельвеция: «Знание общих принципов восполняет незнание отдельных фактов».

Отдельного разговора достойна тема «Тренеры и тренинги по фандрейзингу». Усердно посещал и посещаю их, живо интересуюсь, кто и как это делает. Размеры журнальной публикации вынуждают меня ограничиться несколькими фразами. Жрецы этого таинства (это я о тренерах по фандрейзингу) почти поголовно не имеют собственных, сколько-нибудь значительных успехов на этом поприще (к слову сказать, слишком часто и в чем-либо ином, чему они берутся поучать других). Существует, правда, мнение, что они подобно верстовым придорожным столбам должны дорогу показывать, а не сами по ним ходить. Этот подход чреват схоластикой, в результате которой украинский социум и имеет виртуальных князей фандрейзинга, PR, социального маркетинга и т.п.

Такой гуру Третьего сектора сильно напоминает тренера по плаванию, который не только плавать-то не умеет, но, пуще того — страдает водобоязнью! И не говорите мне, что, в принципе, такое возможно — качественно обучать тому, что сам делать не умеешь и даже толком не пробовал. Если такие феномены и бывали, то они, как всякое исключение, только подтверждают правило Исократа: «Если хочешь получить действительно полезный совет от кого-либо, прежде обрати внимание на то, как он устраивает свои собственные дела».

Вообще-то это две существенные беды отечественного Третьего сектора: книги и тренеры (тренинги). Моя филиппика наверняка страдает субъективизмом, да я и сам хотел бы оказаться неправым в столь пессимистической оценке. По крайней мере, постараюсь, чтобы своей персоной эти беды не приумножить. Имею ввиду мои публикации и собственный опыт проведения тренингов по фандрейзингу. Это тоже оказалось хорошим подспорьем для его осмысления. Недаром говорится, если хочешь лучше узнать дело, найди себе ученика. Действительно, часто сам не подозреваешь, как мало-таки знаешь, пока тебя не начнут буквально засыпать неожиданными вопросами. А там глядишь — пока отвечал-объяснял, и сам понял.

Еще одним источником познания, к которому я жадно припадал и регулярно возвращаюсь до сих пор — конференции, круглые столы и т.п. живое общение. Известные мне сходки отечественных сенсеев теории и практики фандрейзинга оставляли впечатление нерепрезентативности фигурантов и заставляли вспомнить бессмертное чапековское «Если бы каждый говорил только о том, в чем разбирается — какая бы тишина наступила». А еще мне удалось побывать на трех последних конференциях, проводимых Международной Фандрейзинговой Группой. Несмотря на достаточно разнокалиберный уровень компетентности участников, это однозначно интересно, но также однозначно малодоступно для начинающих, в т.ч. из-за высокой стоимости.

Что касается известных мне исследований, так или иначе касающихся фандрейзинга, то и здесь следует проявить осторожность в выводах относительно ключевых вопросов: мотивов доноров, их предпочтений, результативности тех или иных приемов и методов привлечения средств, значимости ресурсных источников и др. Здесь, конечно, нужно проявить критичность в первоначальном не ругательном значении этого слова (от греч. kritike — искусство судить о чем-либо). Ведь очень часто каков вопрос — таков ответ. К тому же благотворительность — материя довольно интимная и с большим трудом поддается изучению обычными «суконными» методиками. Достаточно напомнить, что по статистике на продуктивный контакт при социологических исследованиях идут менее 10% респондентов-бизнесменов (важнейшая группа непосредственных благотворителей!).

Имея в своем научно-педагогическом багаже кандидатскую диссертацию, более 80 публикаций в медицинских журналах и преподавание студентам-старшекурсникам и врачам-курсантам, я отлично знал, что «гладко пишут на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». А здесь очень кстати оказалась поддержка международных благотворительных фондов, предоставивших мне возможность познакомиться с фандрейзингом в успешных негосударственных неприбыльных организациях США, Венгрии, Словакии, Польше и России. Выведывал, выуживал, выискивал, выпытывал, высматривал, выспрашивал и даже вынюхивал как у них с этим. Не оставил без пристального внимания и «шевелящиеся» в плане локального фандрейзинга отечественные НГО.

Главным сепаратором, отделяющим фандрейзинговые зерна от плевел стала, конечно же, собственная довольно активная деятельность нашего Фонда в мобилизации благотворительных ресурсов Донецкого территориального сообщества. В стиле «утром — в газете, вечером — в куплете» внедрялся и совершенствовался фандрейзинговый инструментарий собственного изготовления, адаптировались к местным условиям и использовались фандрейзинговые технологии, до которых мы сами не додумались. Анализ ошибок и оценка результатов позволили сделать аргументированные выводы о полезности их, что, по нашему мнению, может представлять интерес как для практики, так и для теории фандрейзинга в посттоталитарных сообществах.

 

 

 

 

 

 

Если вы хотите оказать или получить помощь - напишите нам письмо по адресу fund@crf.donetsk.ua или позвоните по телефону (062) 345-02-79

Мы в социальных сетях: Facebook YouTube Вконтакте Живой Журнал

Rambler's Top100 Рассылка 'Социальные новости' Яндекс цитирования